5 вещей, которым меня научил Египет

        2 Апрель 2017

9 марта 2017 года прошло ровно 7 лет с тех пор, как я уехала из России и впервые вдохнула жаркий воздух Египта. По этому поводу я решила написать статью о том, чему меня научила эта страна и опыт жизни тут.

1. Ничто в этой дунья не однозначно.

Нет чисто плохих стран, нет полностью плохих людей. Египет настолько страна контрастов, что постепенно сам по себе проходит любой юношеский максимализм.

Египет учит тому, что в любом месте есть плюсы и минусы, и большинство из них тоже вовсе не однозначны.

Египтяне каждый день показывают себя с множества разных сторон, так что очень трудно дать им, как и любому народу в целом, какую-то одну оценку — будь то отрицательную или положительную.

У меня не было особых иллюзий на счет Египта, когда я сюда ехала, что это халифат или даруль ислям, и что там все будет по шариату. Я на тот момент уже много успела узнать о Египте от мужа и знакомых сестер, которые в один голос твердили: не строй надежд, тут все не так, как ты думаешь. И они были правы: то, каков Египет на самом деле, трудно даже представить. «Страстно люблю и безумно ненавижу» — точнее всего описывает мои чувства по отношению к этой стране.

Роскошь и ужасная нищета, богатейшая цивилизация и полная разруха и экономический упадок, изобилие фруктов и овощей и отсутствие таких банальный вещей как быстрый Интернет и онлайн-доставка.

Ослы вперемешку со старыми жигулями на улицах и поколение инстаграма с селфи-палками, оккупирующее единственный на весь город Старбакс.

Колыбель исламских знаний, один из старейших в мире университетов и ужасающее невежество и куфр — все это вобрал в себя Египет каким я его узнала.

2. Блага для религии, заключенные в том, чтобы просто жить среди мусульман, превосходят многократно все те блага для дунья, которые нам могут предложить страны кафиров.

Египту особо нечего предложить мухаджирам с точки зрения условий для жизни, помимо изобилия фруктов и овощей круглый год. Некоторые его части могут похвастаться морем, но на этом, пожалуй, и все.

В основном же Египет с точки зрения быта и жизни простых людей — это грязь, сырость, мусор, духота и плохая медицина.

Таков Египет для большинства мухаджиров, кроме очень обеспеченных, которые могут позволить себе жить в Мадинати (Каир) или Мамуре (Александия) и подобных новых районах, где искусственно насаждают зелень и поддерживают чистоту.

Несмотря на то, как сильно я люблю Египет, я не могу этого отрицать: условия для жизни в целом в этой стране плохие. Жить там тяжело и неудобно, все не для людей начиная с отсутствия во многих местах тротуаров и детских площадок и заканчивая тараканами и плесенью.

Тем не менее я бы ни за что сознательно, по доброй воле, не вернулась в Москву, где я выросла с очень состоятельными родителями и не привыкла себе в чем-либо отказывать. И все потому, что я никогда не променяю блага дунья на возможность просто жить среди мусульман, просто слышать азан 5 раз в день, просто видеть мусульман на улице, у которых есть адаб по отношению к женщине, которые закрывают свои магазины в пятницу и спешат на намаз.

Возможность ходить в марказ каждый день и требовать знания, учить Коран и отдавать в исламские садики своих детей — это бесценно и не стоит ни одного ухоженного двора с качелями и гречки со сгущенкой в ближайшем магазине.

Живя долгое время в Египте, многие мухаджиры забывают, откуда они уехали и почему, и что все те вещи, по которым они скучают и которых им не хватает в Египте (привычные, любимые продукты, природа, площадки, парки и т.п.) будут радовать их неделю, максимум две по приезду назад.

Но потом они начнут оглядываться по сторонам и замечать весь тот фасад, нечестие и куфр, который творится вокруг них и с которым не должно мириться сердце мусульманина, к которому не должны привыкать мы и наши дети, и поймут, какой милостью было просто жить среди мусульман.

С тех пор, как я уехала из России 7 лет назад без намерения когда-либо вернуться, я долгое время думала, что теперь у меня нет дома. Но я ошибалась. Совсем недавно я поняла, что теперь моим домом стал Египет, приютивший меня и ставший таким родным со всей его пылью, мусором и плесенью.

3. Женщине обязательно нужно занимать себя требованием знаний, иначе беды не миновать.

Это правило, как мне кажется, актуально для любого времени и места, но в Египте это особенно очевидно.

Учитывая все то, что перечислено в прошлом пункте про не очень комфортные бытовые условия и т.п., нас, женщин, сидящих целый день дома, может начать заносить. Мы начинаем жаловаться на жизнь, на то, как нам надоел весь этот Египет со всей этой грязью и тараканами, и даже можем начать проситься «назад».

Поэтому сестрам-мухаджиркам в Египте следует не терять времени и учиться. Возможностей — хоть отбавляй, учись — не хочу. Из своего опыта могу сказать, что когда ходишь каждый будний день в марказ, а уроки по 2 часа или больше, если еще Коран, таджвид или нахв в этот день, то на грязь, мусор и что-то там еще перестаешь обращать внимания вообще. Не до этого.

Поэтому, сестры, если вы замечаете, что вам все опротивело, займите себя полезным, где бы вы ни находились. Мои самые счастливые и прекрасные два года в Египте, когда я полюбила его до глубины души — это именно то время, когда я ходила в марказ.

Я общалась тут со многими сестрами и от тех, кто действительно учился и любил знание, я никогда не слышала никаких жалоб на Египет. Их все устраивало.

4. Самый главный секрет к успешной жизни в дунья — простота.

Египет научил меня есть хлеб без ничего на завтрак и «просто рис» — на обед. Я научилась жить с минимумом мебели и спать на полу. И что очень важно — этому научились и мои дети.

Быт большинства студентов и просто мухаджиров здесь очень простой.

Да и сам народ в общей массе живет скромно и бедно, намного хуже, чем большинство из нас.

Когда каждый день ты видишь очереди за дешевыми лепешками в 8 утра, в которых дерутся люди; детей, играющих прямо у дороги в пыли и рваных шлепках или вообще босиком; уставших строителей, перекусывающих в перерыве на зухр прямо на земле лепешками и фулем за один гиней — ты понимаешь, насколько ты богат и как много у тебя на самом деле есть. Тут нет никакой погони за мирскими благами. Люди просто выживают.

Наблюдения за всем этим привели к тому, что жизнь нашей семьи стала максимально упрощенной (и все равно мы жили очень хорошо по местным меркам).

У детей был минимум игрушек, а любимым их развлечением летом был таз с водой, вынесенный на балкон.

У нас был минимум одежды: я ходила в одной и той же абае с тех пор, как купила ее в Москве 8 лет назад.

Обувь у всех была одна и та же круглый год и менялась только когда окончательно рвалась или когда дети вырастали из своего размера.

Еда была очень простой. Как я уже сказала, мы могли поесть просто рис и никто не воротил нос. Или просто вареную картошку. А если ко всему этому у нас был еще кусочек сливочного масла, то это был уже целый пир)

Однажды к нам приехала свекровь и мы закупились продуктами в большом супермаркете. Холодильник был забит как никогда прежде. И когда через пару дней у нас кончилась курица и что-то еще незначительное, она намекнула, что пора бы подкупить продуктов. Для нас с мужем это было странно. Мы уже отвыкли от такой жизни. В обычное время наш холодильник был почти пустой.

Единственное наше материальное богатство и ценность, которую мы очень любим, храним и оберегаем — это книги. Этому меня научил муж. Для детей тоже самое большое счастье — это купить новые книги. Могут сидеть рассматривать их часами.

К тому времени, как мы женились, мой муж уже успел прожить в Каире около года и уже прилично отвык от «другой реальности». Я сначала по этому поводу очень страдала. Шоколад впервые я попробовала в Египте только спустя год после того, как приехала.

Мне тогда тяжело давались эти перемены, но теперь я понимаю, для чего это было и в чем была мудрость того, чтобы я отвыкала от «сытой» жизни в Москве и привыкала к Египетским реалиям.

У простой, минималистичной жизни (я не использую слово «зухд» или аскетизм, потому что до этого нам еще далеко) есть неоспоримые преимущества, которые я не променяю ни на что. И прежде всего это свобода:

1. Свобода от вещей, от лишней еды, от всего того, что занимает место в нашей и так короткой и тесной жизни.

2. Свободное время, которое не тратится на постоянную готовку или протирание пыли с многочисленного хлама, который порой хранится у нас в домах.

3. Свободная голова, которая не занята мыслями о том, что бы такого вкусненького сегодня поесть и какой телефон или платье купить.

4. Свободная игра у детей, фантазия которых не ограничивается имеющимися у них игрушками и криками мамы, чтобы все это немедленно убрали.

Можно перечислять долго, но я думаю, это не возможно понять, если не попробовать так пожить. После такого опыта уже просто не хочется обратно себя заковывать и ограничивать вещами.

Я смотрю на сестер, которые уехали из Египта, прожив там долгое время, и вижу, что их жизнь почти не изменилась. В их квартирах все так же мало вещей, а у них — мало одежды. Египет оставляет свой след, и это видно невооруженным глазом.

5. Нельзя полностью полагаться на врачей, только мы сами ответственны за здоровье нас самих и наших детей.

Египет дает это понять сразу, прямо в лоб, и бьет на отмаш. Сколько раз мы здесь сталкивались с неквалифицированными врачами, не перечислить в одной статье.

Живя в России или в других странах, где есть доступ к хорошей медицине, хотя бы и дорого, мусульмане порой забывают, что если что-то случится, то никто не поможет, кроме Аллаха. За все то время, что мы жили в Египте, мы это очень хорошо уяснили.

 

7 лет назад я делала дуа: выйти замуж за требующего знания из Египта. Тогда мне казалось это пределом мечтаний и именно тем местом, где я хочу жить и учиться. Я не могла даже и представить, каким окажется для меня Египет и сколькому он сможет меня научить. Я очень благодарна Аллаху за эти 7 лет и за тот бесценный опыт, который я получила живя тут.

 

Умм Муса, админ Sestram.com


Об авторе
Умм Муса, мусульманка, жена и мама троих детей. Около 7 лет прожила в Египте. Вдохновляю сестер трудиться, чтобы возродить эту умму.

Оставить свой комментарий

2017 © Сестрам · Войти · Работает на WordPress

Goodwin